Main Menu

Поиск

Варапаев.ru - официальный партнер хостинга Beget

Варапаев.ru - официальный партнёр интернет-магазина "Лабиринт"

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Наконец, следует остановиться на развитии в современной поэзии формы детализированного повествования (нередко перетекающего в перечень, каталог деталей, значимых  для  автора  и,  по  мнению  автора,  для описываемого им времени), активно использовавшейся и в интимизированном эпосе акмеистов. 

Конечно, эталонное значение в  развитии  этой  формы  имеют  ахматовские  «Эпические мотивы»,  «Поэма без  героя», «Царскосельская ода», отрывки из  цикла «Юность» и поэмы «Русский Трианон» и «Предыстория», открывающая  собою «Северные  элегии».  При всем различии  и  пафоса  этих  текстов,  и  масштаба  созданной  в  них картины  времени,  они  задают  основные  «вещественные»  параметры  изображения  частного  бытия  в  истории  –  или,  точнее,  бытия истории,  увиденного  сквозь  призму  частного бытия.  Картина времени формируется здесь из тех деталей, в которых видно  проникновение  «духа эпохи»  в личный  мир  и  личный  опыт отдельного, частного  человека.  Музыка и запах модных духов в Павловском вокзале, «вкруг костров кучерская пляска», вывески  и надгробья,  жаргонизмы,  исчезнувшие  вместе  со  своей  эпохой  («чугунка»  в  «Царскосельской  оде»,  например),  –  все это вместе и становится запечатленным образом  времени,  зафиксированным  во  всей  его пестроте «шумом времени» – с  имитацией  той  бессистемности,  беспорядочности, которая свойственна личной памяти человека.  

В современной поэзии хрестоматийными образцами виртуозного  применения  техники  создания  исторического  образа  эпохи  средствами,  предоставленными  из  арсенала  частной  памяти,  помимо  ностальгических  натюрмортов Рейна, стали, как представляется, такие поэмы Т. Кибирова, как  «Сквозь  прощальные  слезы»  и  «Солнцедар»,  его  же  послания  «Л.  С.  Рубинштейну», «Художнику Семену Файбисовичу». В целом поэтика такого  «интимного эпоса» как нельзя лучше воплощает тот пафос поэзии 90-х годов,  который удачно был определен по отношению к собственному творчеству С.  Гандлевским в одноименном эссе как «критический сентиментализм»  [Гандлевский С. Порядок слов: стихи, повесть, пьеса, эссе. – Екатеринбург: У-Фактория, 2000. – 432 с.,  с.  293 – 298]. 

Однако в связи с этими и рядом других современных текстов возникает проблема не только создания исторического образа эпохи «личными средствами».  Такой образ времени в  лирике не  может  быть  полностью  объективистским  –  в  нем  обязательно  проявляется  система  ценностей,  с  позиций которой автор не только запечатлевает, но и определенным образом  оценивает  описываемое  время,  выявляя  свою  этическую  позицию  в  нем.   Историческое чувство оказывается здесь неразрывно связанным с чувством  этическим. Такая «нераздельность и неслиянность»  историзма  и  этического  чувства  возвращает  нас  к  одному из  исходных  постулатов  семантической поэтики – к утверждению взаимосвязи и тесной взаимообусловленности всех  ценностных  начал  в акмеистической модели  мира, которая проявилась как  в  творчестве классиков, так и в разнообразных художественных воплощениях в  текстах современных поэтов. 

Автор: Т.А. Пахарева

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Яндекс.Метрика

Google Analytics

Рамблер / Топ-100