Main Menu

Поиск

Варапаев.ru - официальный партнер хостинга Beget

Варапаев.ru - официальный партнёр интернет-магазина "Лабиринт"

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

Классические  функции  культуры,  такие,  как  ценностная  организация  эмпирической реальности, сохранение преемственности человеческого опыта,  выведены в поэтике акмеизма на первый план, обусловливая развитие общих  для всех  трех великих акмеистов  мотивно-тематических комплексов  (прежде  всего, это «адамистический» круг мотивов, связанный с идеей наречения имен  и  актуализацией  понимания  природы  слова  как  сакральной;  это  также  «архитектурные»  образы  и  мотивы  акмеистической поэзии,  в  которых  воплощается  идея  культурной  деятельности  как  борьбы  с  пустотой  и  преодоления  хаоса  и  т.  д.).

Развитое  и  усиленное  в  акмеизме,  такое  художественное  преломление  идеи  культуры  в  основных  чертах  сохраняет  близость к символизму. Более специфично выглядит акмеистическая стратегия интимизации, «одомашнивания» контекста мировой культуры.

Идеологическим  обоснованием такой стратегии являются, прежде всего,  мандельштамовские  мысли о роли культуры в момент исторического слома времен – его понимание  культурной  деятельности  как  снаряжения  в  будущее  египетской  «ладьи  мертвых», в которой «все для жизни припасено» [Мандельштам О. Соч.: В 2-х т. – М.: Худ. лит., 1990., т.2., с. 187], его видение  возможности  «европеизировать  и  гуманизировать»  новую,  послереволюционную  эпоху  только  с  помощью  восстановления  культурной  преемственности между веком XIX-м и ХХ-м.

Идея культуры прочно спаяна у  Мандельштама с  идеей  «домашности»,  о  которой  уже  велась  речь  выше.  Особенно явственно эта связь проступает в его стихах и в «Разговоре о Данте» –  начиная  с  «одомашненной»  крымской  Эллады  и  заканчивая  апологией «исполняющего  понимания»  в  «Разговоре  о  Данте»  и  воплощением  этой  концепции  исполняющего  понимания  в  стихах,  апеллирующих  к  «Божественной комедии» («Вы помните, как бегуны…», «Я скажу это начерно,  шопотом…», «Заблудился я в небе – что делать?»).  

По-своему стратегия интимизации культурного прстранства реализована  у  Ахматовой,  для  которой  характерно  соединение  культурной  рефлексии  с  пространством интимного переживания.  

Ярким примером такого соединения  культурного и интимного пространств в единое органическое целое является, в  частности,  стихотворение  «Царскосельская  статуя».  Представляя собой  по  внешним жанровым признакам образец экфрасиса, ахматовское стихотворение  из  поэтического  описания  известной  скульптуры  превращается  в  психологический  этюд.  «Девушка  воспетая»  –  знаменитая  статуя  девушки,  разбившей кувшин, – становится в ахматовском лирическом шедевре одной из  сторон  любовного  треугольника,  сильной  и  неуязвимой  соперницей,  вызывающей в героине стихотворения «смутный страх».  

Автор: Т.А. Пахарева

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Google Analytics