Main Menu

Поиск

Варапаев.ru - официальный партнер хостинга Beget

Варапаев.ru - официальный партнёр интернет-магазина "Лабиринт"

Labirint.ru - ваш проводник по лабиринту книг

В современной поэзии на примерах творчества И. Бродского и Т.  Кибирова  нами  выявлено  наличие  аналогичной  стратегии  интимизации  культурного  пространства,  однако  ее  функциональная  направленность  отличается от акмеистической: в современной поэзии интимизация культуры –  это  способ  ее  «присвоения»,  приобщения  к  ней  как  к  источнику  вечных  ценностей.  

В основе логоцентризма акмеистов лежит представление о субстанциальности слова и, следовательно,  о  слове  как  формообразующем  начале  бытия,  причем  источником  такого  формообразования  становится  смыслообразование. 

Такая  концепция  слова  актуализируется  в  современную эпоху  на  фоне  полемики с постмодернистской ризомной моделью мира, которая  оппонентами  постмодернизма (в  частности,  Т.  Кибировым)  ассоциируется  с  разрушением  ценностного  и  смыслового  пространства.  Созвучно акмеистам звучит у Кибирова также мотив девальвации слова в эпоху  постмодернизма (о протесте против «инфляции священных слов» у акмеистов  писал  С.  С.  Аверинцев  [Аверинцев  С.  С.  «…Проминается,  и  длится,  и  сияет,  все  простив…»  // Кенжеев  Б.  Из  семи  книг:  Стихотворения. – М.: Издательство Независимая Газета, 2000., с.  26]).

Продолжением акмеистической поэтики «воплощения слова», базирующейся на религиозном фундаменте христианства, является, по нашим  наблюдениям,  и  поэзия  О.  Седаковой,  которая  акмеистическую  позицию  логоцентризма  реализует  не  в  контексте  злободневных проблем, как Кибиров, а в метафизическом пространстве.   

Свойственный акмеистам взгляд на культуру как автономную реальность,  выполняющую  функцию  ценностного  упорядочения  по  отношению  к  реальности эмпирической,  также  выявлен  нами  в  поэтической  идеологии  О.  Седаковой и Т. Кибирова. Как и у акмеистов, у современных поэтов развита  тенденция возведения своих лирических героев к  «культурным прототипам».  Также в самой структуре мира, в частности, у О. Седаковой, выдарживается иерархическая  соотнесенность  между  культурной,  природной  и  социальной  реальностями,  причем  если  природная  реальность семантизируется и  художественно  структурируется  с  помощью  культурного  кода,  то  по  отношению к социальной реальности  мир  культуры  играет  оценочную роль,  роль «арбитра». И здесь улавливается аналгия с мандельштамовским видением отношений  между  культурой  и  государством  (поэт  пишет  о  том,  что  этоотношения,  аналогичные  принятым  между  удельными  князьями  и  монастырями: «Князья держали монастыри для совета» [Мандельштам О. Соч.: В 2-х т. – М.: Худ. лит., 1990., т.2, с. 169]).    

Актуальность  в  современном  культурном  контексте  сохраняет  и  филологизм акмеистов, специфика которого состоит в том, что филологизм для  них  является  не  специфически  профессиональной  категорией,  связанной  с  «ремесленной» стороной творчества, а способом мышления и миропостижения, одной из мировоззренческих основ. В современной поэзии такой универсально филологический  взгляд  на  мир  присущ  И.  Бродскому,  а  также  поэтам  «филологической  школы».  В  частности,  филологическим  характером поэтической идеологии обусловлены и специфика индивидуальной мифологии,  и субъектная специфика поэзии Л. Лосева.      Но универсальная особенность  функционирования  идеи  культуры,  которая  объединяет  акмеизм  с поэзией  2-й  пол. ХХ в. – это напряженное  взаимодействие  в  пространстве  стихотворения  между  рельностью  мировой  культуры  и  социально-исторической  реальностью.  Концепция  культуры  как  «избранной  родины»,  ценности  которой  ощутимо  противопоставлены  официально утверждаемым ценностям государства, вызревает в акмеизме и до  конца реализуется в поэтической идеологии  «семидесятников», а затем вновь  актуализируется   в контексте полемики с постмодернизмом уже в  1990-х гг. 

Таким образом, концепция культуры у акмеистов реализуется в напряженном  взаимодействии с категорией историзма и именно в таком качестве получает  наиболее специфическое  развитие  в современной поэзии  (специфичность мы  подчеркиваем  потому,  что  в  целом  в  литературе  устойчиво  сохраняется  и  неспецифическое,  традиционное  понимание  культуры  как  сокровищницы  мирового духа, служащей совершенствованию личности).

Автор: Т.А. Пахарева

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Google Analytics