В центре рассказа «Темные аллеи» (1938) - встреча двух людей, мужчины и женщины, когда-то любивших друг друга. Она происходит спустя много лет и неожиданно для самих героев. «В холодное осеннее ненастье, на одной из больших тульских дорог, залитой дождями и изрезанной многими черными колеями, к длинной избе ... подкатил закиданный грязью тарантас с полуподнятым верхом ... На козлах ... сидел крепкий мужик ... а в тарантасе стройный старик-военный». Так начинается рассказ, и уже с самого начала мы можем говорить о символизме времени и пространства. К слову сказать, символы очень характерны творчеству И.А. Бунина, а цикл «Темные аллеи» буквально пронизан ими.  С теми или иными символами сталкиваемся и во всех последующих произведениях цикла. В рассказе, анализируемом в данной части работы, дорога - жизненный путь героев, осень - их старость, время, когда можно оценить свою жизнь, взглянуть на нее со стороны, понять и признать свои ошибки. Отметим  также, что эти образы именно в такой трактовке встречаются в цикле неоднократно. С ними сталкиваемся и в «Позднем часе», и в «Холодной осени», и в ряде других произведений. Итак, Николай Алексеевич встречается с хозяйкой частной горницы и не сразу узнает в этой «красивой не по возрасту женщине, похожей на пожилую цыганку», Надежду, девушку, в которую когда-то был влюблен: «- Надежда! Ты? - сказал он торопливо. - Я, Николай Алексеевич, - ответила она». Это не удивительно. За долгие годы, прошедшие с момента их последней встречи, героиня сильно меняется. И не только внешне. Обратим внимание на то, как выписан ее портрет: «темноволосая, тоже чернобровая... с темным пушком на верхней губе и вдоль щек, легкая на ходу, но полная, с  большими грудями под красной кофточкой, с треугольным, как у гусыни, живо­ том под черной шерстяной юбкой ... округлые плечи ... легкие ноги в красных  поношенных татарских туфлях». Здесь, нам кажется, уместно отметить и то, что мужскому образу, точнее, портрету героя (а это не типично для цикла), автором уделено достаточное внимание: «...стройный старик-военный в большом картузе и в николаевской серой шинели с бобровым стоячим воротником, еще  чернобровый, но с белыми усами, которые соединялись с такими же бакенбардами; подбородок у него был пробит и вся наружность имела то сходство с Александром II, которое столь распространено было среди военных в пору его царствования; взгляд был тоже вопрошающий, строгий и вместе с тем усталый».

Отметим, что И.А. Бунин, большой мастер детали, не выписывает образы скрупулезно. Скользя взглядом по персонажу, любуясь и женщиной, и мужчиной, останавливается лишь на, казалось бы, незначительных чертах, которые, в конечном итоге, создают достаточно полную картину. То же самое и с характером. Практически никогда ни об одном своем персонаже автор прямо не говорит, хорош он или плох, зол или добр. Это выявляется контекстуально — в поступках, словах, в сторонней оценке. Все вместе, это дает законченный, цельный образ. Здесь, в рассказе, перед читателем и героем возникает уже не восторженная, наивная юная горничная, без памяти влюбившаяся в красавца хозяина. Это взрослая, самостоятельная, деловая женщина, «ума палата», как  характеризует ее возница. Единственное, что не меняется в Надежде, — это чувство, которое она испытывает к герою, чувство настоящей, подлинной любви. И она открыто говорит об этом: «Как не было у меня ничего дороже вас на свете в ту пору, так и потом не было».

Основное внимание И.А. Бунина сосредоточено на диалоге героев. Не случайно, как уже отмечалось нами выше, И.А. Бунин останавливает свое и читательское внимание на внешности героя: «...седые волосы его с начесами на висках к углам глаз слегка курчавились, красивое удлиненное лицо с темными глазами хранило кое-где мелкие следы оспы».

Николай Алексеевич и Надежда даже внешне соответствуют друг другу: оба статны, красивы - идеальная пара. Они словно созданы друг для друга и оба это сознают. Объяснение, которое происходит между ними, очень важно. И не толь­ ко потому, что на какой-то миг возвращает их в счастливое прошлое, в молодость. Это не просто запоздалое выяснение отношений. Это возможность пере­ осмыслить прожитые годы, понять и признать свои ошибки. Кроме того, это и своеобразный шанс на счастье, предоставленный героям судьбой, и возможность увидеть подлинное лицо друг друга. В результате Надежда предстает некрасовской героиней, которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет. Сильная, самостоятельная женщина, которую ничто не может сломить: «...а ведь, правда, очень бессердечно вы меня бросили, - сколько раз я хотела руки на себя руки наложить от обиды от одной, уж не говоря обо всем прочем ...».  Все-таки выстояла, более того, преуспела в жизни. И, несмотря на тяготы, не  возненавидела «виновника». Не простила, нет, но сумела сохранить любовь к  нему.

Отметим, что собственно встреча, узнавание и последующее объяснение  героев происходят в чистой, теплой, сухой горнице: «новый золотистый образ в  левом углу, под ним покрытый чистой суровой скатертью стол, за столом чисто вымытые лавки; кухонная печь, занимавшая дальний правый угол, ново белела мелом...». Обратим внимание, с какой настойчивостью повторяются  эпитеты чистый, новый. Именно здесь герой мысленно возвращается в свое  прошлое, в тот период, когда по-настоящему любил и был по-настоящему счастлив.

Автор: И.В. Щербицкая

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Google Analytics