Дальнейшее развитие антиномии ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ связано с еще большим проявлением концептуального на­ чала, что, в частности, проявляется в увеличении удельного веса оценочной парадигмы. Так, в стихотворении «Прощай, родная пуща» (1916) три основных парадигмы: РЕЛИГИЯ (ЛАЗУРЬ, КОЛЬЦО НЕЗРИМЫХ ВРАТ), на первый взгляд, эта парадигма функционирует изолированно от остальных парадигм, ПРИРОДА (ТУЧИ ПУЩА, РОДНИК, СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ, ГЛУХАЯ НОЧЬ, ЛЕСА, БУРЯ, БРЮХО ЖЕРЕБЕНКА); ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОИ И ЕГО ОЦЕНКА (СИЯЙ, ГРУСТИТЬ, НОЖИК НЕ НОСИТЬ, НЕ ОГЛАШАТЬ РАДОСТЬЮ, НЕ ИЗБЕГНУТЬ БУРИ, НЕ МИНОВАТЬ УТРАТ). Оценочная парадигма противоречива: одна ее часть (положительно- оценочная) связана с природой, окружающей лирического героя, вторая (отрицательнооценочная) - характеристика самого лирического героя. В противопоставлении этих оценок и заключено проявление антиномии ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ. Это подтверждается последними строками произведения, где с помощью неметафорических синтагм с оценочной парадигмой как итог ее развития пересекается парадигма РЕЛИГИЯ. Общая эмоциональная тональность отрицательно-оценочной парадигмы связана именно с потусторонним началом.  Идея кротости, отрешенности от земного бытия - источник радости лирического героя. Это чувство противоречиво: единение с богом связано с самоотречением. Таким образом, природная парадигма, подкрепляющая земное начало, пересекается с парадигмой РЕЛИГИЯ благодаря связи с третьей, оценочной парадигмой, которая неотделима от парадигмы ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ.

 Аналогично развивается антиномия в стихотворениях «Запели тесаные дроги» (1916), «Колокольчик среброзвонный» (1917), «Не напрасно дули ветры» (1917), и др. Парадигмы ОЦЕНКА и ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОИ в них совпадают, но соотношение земного и потустороннего начал различно. Это различие достигается прежде всего за счет количественного преобладания слов той или иной парадигмы.  Так, в стихотворении «Запели тесаные дроги» природная парадигма представлена в большем объеме, чем парадигма РЕЛИГИЯ. Прямые оценки каждого из противопоставленных начал отсутствуют. ДОЛГИЙ СОН и ЦЕПИ, с которыми не расстанется лирический герой, - единицы, которые не включаются однозначно ни в парадигму ПРИРОДА, ни в парадигму РЕЛИГИЯ. ЦЕПИ соотносятся читателем с ЛЮБОВЬЮ и ВЕРОЙ. СОН может быть соотнесен с мотивом молитвы о нездешнем и туманном. Однако это один из возможных вариантов осмысления произведения. Хотя стихотворение носит явно выраженный концептуальный характер, его осмысление достаточно вариативно из-за неоднозначности формирования той или иной парадигмы.

Мотив сна развивается и в стихотворении «Колокольчик среброзвонный», СОН и РЕАЛЬНОСТЬ противопоставляются как отдельные аспекты антиномии ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ. Грань между сном и реальностью стирается уже в первой строфе:

Колокольчик среброзвонный,

Ты поешь? Иль сердцу снится?

СОН во второй строфе переключает содержание стихотворения в ирреальный план, но осмысливается как СОН СЕРДЦА, т. е. мечта о тайном и сокровенном. Таинственный мир - содержание сна лирического героя - отрицается как вечный покой (МНЕ НЕ НУЖЕН ВЗДОХ МОГИЛЫ). Мечта о вечном сне - это мечта о постижении таинства окружающего мира с помощью потусторонних сил, в частности СНА. В стихотворении присутствует и мотив творчества (СЛОВУ С ТАЙНОЙ НЕ ОБНЯТЬСЯ), который развивается как «внешнее» обоснование желания поэта - лирического героя, не просыпаться. Пробуждение, возвращение к земной яви, соединение СНА со СЛОВОМ разрушают непостижимый потусторонний мир, который является источником творчества. Предложенный вариант интерпретации содержания стихотворения - лишь один из возможных, поскольку связи между словами на образном уровне (проективный аспект) в этом стихотворении практически отсутствуют. Парадигмы и их взаимосвязи формируются на концептуальном уровне. С этим связана неоднозначность интерпретации.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*******

*********