Сварог и Лада, олицетворяющая всеобщее эротическое начало,  имели  двух  сыновей  –   Даждьбога  и  Перуна.  Правда,  в  «Песнях  птицы  Гамаюн»  Даждьбог  считается  сыном  Перуна.  Однако  Ипатьевская  летопись  прямо  утверждает,  что  после  Сварога  «царствовал» его сын Даждьбог, при этом называя его основную,  «светоносную», функцию: «Солнце цесарь, сын Сварогов, еже есть  Дажьбог… от него же начаша человецы дань давати цесарем».

Имя  Дажьбога  (Дажбогъ,  Дажьбогъ,  Даждьбогъ)  зафиксировано  в  «Житии  блаженного  Володимера»,  в  «Слове  о  полку Игореве», в некоторых песнях, где функционально он также  связан с теплом и светом.

По  мнению Н.М. Гальковского,  христианская  «идиома»  «дай  Бог» –   возможный сколок с древнего имени Даждьбога, учитывая,  что  в  древнерусском  языке  «дажь»,  «даждь»  означает  «дай».  А.Н. Афанасьев  предложил  прочтение  «даждь»  от  санскритского  dah – «гореть».

Это  один  из  самых  почитаемых  небесных  богов  у  древних  славян.  Недаром  автор  «Слова  о  полку  Игореве»  называет  всех  русских  «даждь-божьими  внуками».  В  буквальном  смысле  –  это  наш  предок,  пращур,  стоящий  у  истока  славянского  племени.  Даждьбог  –  светоносный  бог,  податель  света  и  тепла.  Но  это,  скорее, функциональное, нежели космическое воплощение солнца, хотя  некоторые  авторы  напрямую  соотносят  его  с  Хорсом,  функционально  связанным  с  Солнцем,  предлагая  вариант  «Хорс  Дажьбог»,  зафиксированный  в  одном  из  памятников  древнерусской  литературы.  Очевидно,  вначале  он почитался  как  бог  солнечного  света  и  тепла,  затем  его  функции  в  качестве  солярного божества расширяются, обретая значение подателя всех  благ и  благополучия, связанного с солнцем и солнечным светом.  Известный  поэт  XVIII  века  М.  Херасков  в  поэме  «Владимир»  назвал его «Даждьбог плодовитый». 

Славяне  представляли  Даждьбога  разъезжающим  по  небу  в  солнечной  колеснице,  запряженной  белоснежными  лебедями.  Возможно,  отсюда  и  сакральный  культ  лебедя,  выступающего  у  славян в качестве священной птицы. Небесный путь светоносному  богу  открывает  Утренняя  Заря,  а  сестра  ее,  Вечерняя  Заря,  встречает  Даждьбога  в  конце  дня.  Даждьбог  почитался  у  большинства  славянских  племен.  Ему  охотно  устраивали  праздники, разжигали  костры и  водили  праздничные хороводы с  песнопениями.

Вторым сыном Сварога и Лады был Перун – самый известный  и  почитаемый  из славянских богов.  Об  этом  свидетельствует  тот  факт,  что  именно  Перун  возглавлял  мифологический  пантеон  киевского  князя  Владимира,  куда  входили  Стрибог,  Даждьбог,  Хорс,  Макошь  и  Семаргл.  Причем  почитание  Перуна  было  распространено  далеко  за  пределами  Руси  и  можно  определенно  утверждать, что он являлся божеством едва ли не всех славян. Об  этом  говорит  и  Прокопий,  называвший  в качестве главного  бога  славян  Перуна  («они  считают,  что  один  только  бог,  творец  молнии, является владыкой над всеми»). Перун имеет самую  обширную  источниковедческую  базу.  Его  имя  и  функции  дефиницированы  в  источниках  начиная  с  907  г.  (клятва  Олега),  945,  971  гг.  (договоры  Игоря  и  Святослава),  980,  988  гг.  (воздвижение и низвержение кн. Владимиром языческого пантеона  богов);  в  Софийской  и  Густынской  летописях,  в  апокрифе  «Хождение   богородицы  по  мукам»,  в  «Слове  некоего  Христолюбца», в «Слове св. Григория Богослова», в «Слове Иоанна  Златоуста, в тексте «Памяти и похвалы Владимиру».

Перун  был  сыном  Сварога,  стоящего  у  истоков  космогонической мифологии, и  поэтому принадлежал к древним   божествам. Однако его выдвижение в качестве главы пантеона, по  утверждению Б.А. Рыбакова, происходит в эпоху Киевской Руси и  напрямую  связано  с  процессом  укрепления  государственности  и  власти  князей.  Перун  был  чрезвычайно  влиятельным  и  могущественным  существом.  Его  именем  клялись  и  скрепляли  важные  государственные  договоры.  Летописец  так  скажет  о  заключении договора с греками: «Сами целовали крест, а Олега с  мужами  его  водили  к  клятве  по  закону  русскому,  и  клялись  те  своим оружием и Перуном, их богом, и Волосом, богом скота».  Нарушение клятвы каралось проклятием «бога, в которого веруем,  –   в Перуна и в Волоса, бога скота». 

Этимология  слова  «Перун»  трактуется  неоднозначно.  Для  одних  (М. Фасмер)  Перун  соотносится  со  значением  «гром»,  «разящий»;  другие  (В.В.  Иванов)  видят  его  истоки  в  хеттском  perunas  –   «скала».  Есть  попытки  связать  Перуна  с  «первым»,  иллюстрируя тем самым его иерархическое место в пантеоне богов.

В  качестве  верховного  божества  Перун имел множественные  функции,  являющиеся  амбивалентными.  Он  одновременно  наделялся и созидательной и разрушительной силой. В роли бога –  пантократора,  покровителя  он  являлся  подателем  живительной  влаги,  достатка и  благополучия. Весной он появлялся  со  своими  молниями, поил землю дождями и обогревал ярким солнцем. Его  плодотворной  силой  пробуждалась  природа  и  возрождался  мир.  Перун покровительствовал  также урожаям и всему земледелию в  целом.  Кроме  того,  он  обеспечивает  военные  победы,  покровительствует  человеку  в  бою.  Но  он  же  может  покарать  человека,  «закрыть»  тучи  и  вызвать  неурожай,  обрушить  стихийные бедствия. Грозный нрав Перуна особенно проявляется  в борьбе  с темными силами  и демонами,  где он использует свое  грозное оружие – молнии, которые куют ему подземные кузнецы  (ср. в античной мифологии молнии Зевсу изготавливают циклопы,  обитающие  в  Тартаре).  Раскаты  грома,  сопровождающие  сверкание молний, – это битва Перуна с демонами туч, кара своих недругов.

Мифологические  источники  утверждают  («Песни  птицы  Гамаюн»),  что  после  рождения  Перуна  его  отец  Сварог  раздул  кузнечные  мехи  и  стал  закалять тело  сына.  Раскалив  добела,  он  обковал  его  молотом  и  остудил  в  воде.  Характерно,  что  в  архаической эпике Северного Кавказа о нартах юных героев также  закаляют  в  кузнечном  горне.  Мотив  закаливания  огнем  встречается и в якутских олонхо. В античной мифологии по одной  версии Ахиллес после рождения проходит через огненную купель.

Из древнерусских летописей,  «Слов» и «Поучений» сложился  облик этого божества. Густынская летопись и описания очевидцев  киевского идола изображают истукан Перуна как монументальное  сооружение,  туловище  которого  было  изготовлено  из  дерева,  голова вылита из серебра, уши и усы изваяны из золота, ноги же  выкованы из железа. В руках он держал каменное подобие стрелы.  По некоторым сведениям, оружием Перуна был  и  топор. Отсюда  его  сакральное  значение  как  магического  оберега,  предохраняющего от грома и молнии.

Белорусы  же  представляли  Перуна  высоким ,  с  черными  волосами  и  длинной  золотой  бородой.  Восседая  на  огненной  колеснице,  он  разъезжает  по  небу,  вооруженный  луком  и  стрелами,  и  разит  неправедных.  К  помощи  Перуна  призывали,  когда  готовились  к  военному  походу  или  защищались  от  неприятеля. Тогда ему приносили  обильные жертвы,  приводя на  заклание быков. Святилище Перуна и его идол находились либо в  дубовой  роще,  либо  на  возвышенности,  где  росли  дубы,  почитавшиеся  священным  деревом  этого  божества.  По  свидетельству  Густынской  летописи,  огонь  в  капище  Перуна  поддерживался  только  дубовыми  поленьями:  «Ему  же  (Перуну)  как  богу  жертвы  приносили  и  огонь  неугасающий  из  дубового  древия непрестанно палили».

Как  свидетельствуют  археологические  раскопки,  в  восьми  дугообразных ячейках, окружающих идол Перуна, горел костер из  дубовых  поленьев.  Крепость  ствола,  могучая  крона  дуба,  его  жизненная  сила,  величие,  долговечность  полнее  всего ассоциировались  с  образом  Мирового  Древа  –  архетипа,  характерного  для  многих  мифологий  мира.  Своими  корнями  и  ветвями  он  олицетворял  структуру  мироздания  с  его  пространственными  координатами  «неба»  и  «земли»,  «верха»  и  «низа», что в наибольшей степени соответствовало статусу Перуна  как  верховного  божества.  Средневековая  топонимика  сохранила  название  урочища «Перунов дуб» в Галицкой земле, а также ряд  возвышенностей и холмов, носящих его имя.

После  принятия  христианства  на  Руси  произошло  замещение  Перуна пророком Ильей (Илья-громовержец), который разъезжает  по небу в огненной колеснице. А в некоторых северных областях  еще  в  XIX  веке  к  Ильину  дню  специально  выкармливали  быка,  которого  и  закалывали  в  день  праздника  (реликты  жертвоприношения). Высказывается гипотеза  (Б. Успенский), что  языческая ипостась Перуна воплотилась также и в Святом Георгии  Победоносце – победителе дракона.

 

Автор: П.Ф. Маркин

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Google Analytics