Рассмотрим лексические средства формирования различных образно-понятийных антиномий в лирике С. Есенина. Начнем с анализа лексических микросистем, формирующих антиномию ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ.

Эта антиномия подготовлена уже ранней лирикой С. Есенина, на­ пример, стихотворением «Калики» (1910). Его идейный замысел рассматривается критиками по-разному. Так, В. Г. Базанов интерпретирует стихотворение как «вывернутый наизнанку духовный стих... Ирония стихотворения распространяется только на святош, и исходит она от деревенских парней и девок. Деревенская молодежь и слышать не желает молитвенного песнопения» (Базанов 1982).  Другие исследователи, например, В. И. Харчевников считают, что «если в стихотворении Есенина и содержится ирония, то она адресована к современной поэту молодежи, которая начинает забывать песни и сказания своего народа, для которой народные певцы - предмет издевательства» (Харчевников 1975).

Неоднозначность интерпретации стихотворения - следствие особой организации его структуры. Лирический герой не включен в ткань повествования, он как бы смотрит на происходящее извне. В стихотворении взаимодействуют две стилевые парадигмы - высокая и сниженная, и это позволяет читателю почувствовать определенную авторскую оценку - иронию: с одной стороны, КАЛИКИ, ЗАТВОРЫ ДРЕВНИЕ, ПРЕЧИСТЫЙ СПАС, ИСУС, СТРАДАЛЬНЫЕ РЕЧИ, ВЕРИГИ, а с другой - КЛЯЧИ, ТОПАЛИ, ГОРЛАСТЫЕ, КОВЫЛЯЛИ, ПОСПЕШЛИВО и т. д. Иронична уже сама рифма ИСУСЕ - ГУСИ, соотносящая благодаря фономорфологическому повтору эти слова на образно-понятийном уровне. Стихотворение дает основания для каждой из приведенных выше точек зрения: 1) ирония автора - насмешка над каликами; 2) ирония - свидетельство неблагодарности окружающих, которые не понимают «страдальных деяний калик».

Лексика произведения может быть объединена в две парадигмы: РЕЛИГИЯ (КАЛИКИ, ЦЕРКВИ. ЗАТВОРЫ, ПРЕЧИСТЫЙ, СТРАННИКИ, СТИХ, ИСУС, УБОГИЕ, ГОСПОДЬ, ВЕРИГИ) и ЗЕМНОЙ МИР, который включает мир природы (ГУСИ, СТАДО, КОРОВЫ, ПОЛЕ, КЛЯЧИ) и мир людей (ПАСТУШКИ, ДЕВКИ), связанный с реалиями деревенской жизни (КВАС, ОКНО, ПОКЛАЖА). Эти парадигмы развиваются параллельно, пересекаясь лишь фабульно, при помощи неметафорических синтагм. Средством создания антиномии является отмеченное выше стилевое противопоставление, которое и создает условия для многозначности восприятия. Стихотворение относится к произведениям проективного типа. Черты проективности придает ему отсутствие оценочной парадигмы, связанное с особой позицией лирического героя, определенной выше.

К этому же функциональному типу относится стихотворение «Шел господь пытать людей в любови» (1914). В нем представлены те же основные типы парадигм. Как и в стихотворении «Калики», здесь отсутствует эксплицитно выраженная парадигма ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОИ, нет оценочной парадигмы, аналогичны средства пересечения парадигм. Концептуальный план произведения так же вариативен. В. И. Харчевников, например, считает, что в произведении изображено странничество Христа по земле, «в результате которого господь как бы собирает вещественные доказательства для судного дня, когда он будет наказывать богатых неправедников и... жаловать бедных праведников» (Харчевников 1975). Однако такое понимание, видимо, не является единственным. Стихотворение может быть понято и как возвышение земного начала над потусторонним: дед в своем отношении к богу оказался выше, чем бог в помыслах о земных грешниках.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Предыдущая статья здесь. Продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*******

*********