Значительная часть стихотворений, формирующих антиномию ПРОШЛОЕ - НАСТОЯЩЕЕ, связана с мотивами любви. Антиномия выступает в модификации НЕЖНОСТЬ, ИСКРЕННОСТЬ ЧУВСТВ (НАСТОЯЩЕЕ) - ГРУБОСТЬ, ПОШЛОСТЬ (ПРОШЛОЕ). Эта модификация относится не столько к внешнему миру, окружающему лирического героя, сколько к его внутреннему состоянию. С ранее рассматривавшимися вариантами ее объединяют характерные временные локализаторы. Например, в стихотворении «Заметался пожар голубой» (1923) к ним относятся слова В ПЕРВЫЙ РАЗ, БЫЛ, НАВЕКИ.

В состоянии лирического героя четко выделяются три временных плана: РАНЬШЕ (БЫЛ КАК ЗАПУЩЕННЫЙ САД, БЫЛ НА ЖЕНЩИН И ЗЕЛИЕ ПАДКИЙ, ПИЛ И ПЛЯСАЛ, ТЕРЯЛ ЖИЗНЬ БЕЗ ОГЛЯДКИ); СЕЙЧАС (ЗАПЕЛ ПРО ЛЮБОВЬ, ОТРЕКАЮСЬ СКАНДАЛИТЬ, УМЕЕТ ЛЮБИТЬ, УМЕЕТ БЫТЬ ПОКОРНЫМ); ПОТОМ (ЗАБЫЛ БЫ КАБАКИ, СТИХИ БЫ ПИСАТЬ ЗАБРОСИЛ, НАВЕКИ Б ПОШЕЛ ЗА ТОБОЙ). Мир настоящего и будущего находятся в отношениях гармонии и в этом смысле противопоставлены миру прошлого. Природная парадигма лишена черт проективности. ЗАПУЩЕННЫЙ САД, ОМУТ, ОСЕНЬ - скорее выполняют орнаментальную функцию, включая любимую в мир родной природы, уже наделенный в сознании читателя определенными оценочными характеристиками.

Образ возлюбленной лирического героя также лишен черт конкретности: ПОСТУПЬ НЕЖНАЯ, ЛЕГКИЙ СТАН, СЕРДЦЕ УПОРНОЕ, ВОЛОСЫ ЦВЕТОМ В ОСЕНЬ, ГЛАЗ ЗЛЛТО-КАРИП ОМУТ. Выбор черт, важных в данном случае для описания возлюбленной, продиктован, как может показаться, поэтической традицией романтической поэзии. Однако этот выбор можно объяснить и по-другому: СЕРДЦЕ, ВОЛОСЫ, ГЛАЗА, ПОХОДКА И ФИГУРА (СТАН) это наиболее общие и в то же время наиболее глобальные характеристики человека, необходимые для того, чтобы составить о нем положнтельное или отрицательное впечатление.

Дальнейшее развитие этой модификации антиномии ПРОШЛОЕ -НАСТОЯЩЕЕ связано со стихотворением «Пускай ты выпита другим» (1923). Аналогичны здесь функции природной парадигмы (ДЫМ, ОСЕННЯЯ, ОСЕНЬ, ЛЕТО, СЕНТЯБРЬ. ВЕТКА ИВЫ, СУМЕРКИ). Аналогично раздвоение мира лирического героя на мир прошлого и мир настоящего. Прошлое представлено лексической парадигмой, которая развивает соответствующие парадигмы предыдущих стихотворений: ХУЛИГАНСТВО, ОЗОРНАЯ, НЕПОКОРНАЯ ОТВАГА. Но парадигма ПРОШЛОЕ связывается в этом стихотворении не только с отношением к женщине, но п с молодостью лирического героя, т. е. функционально оказывается более сложной. Новая модификация антиномии ПРОШЛОЕ - НАСТОЯЩЕЕ (МОЛОДОСТЬ - УВЯДАНИЕ) сочетается в стихотворении с другой частной антиномией ГРУБОСТЬ - НЕЖНОСТЬ, развивая ее. Противоречивость нынешнего состояния лирического героя получает новую мотивировку. Отсюда и иной состав соответствующей парадигмы: СЕРДЦЕМ НЕ ЛГУ, СЕРДЦЕ НАПИЛОСЬ КРОВЬ ОТРЕЗВЛЯЮ­ ЩЕЮ БРАГОЙ, В ОКОШКО ПОСТУЧАЛ СЕНТЯБРЬ, ГОТОВ ВСТРЕЧАТЬ НЕПРИХОТЛИВЫЙ ПРИХОД СЕНТЯБРЯ, МИРЮСЬ СО МНОГИМ БЕЗ ПРИНУЖДЕНЬЯ, БЕЗ УТРАТЫ; ИНОЮ КАЖЕТСЯ РУСЬ, ПРОПЕТЬ О СУМРАКЕ ДОРОГ, ВОЗРАСТ ОСЕНИ. Аналогичным образом изменяется и состав парадигмы ВОЗЛЮБЛЕННАЯ: ВЫПИТА ДРУГИМ, ВОЛОС СТЕКЛЯННЫЙ ДЫМ, ГЛАЗ ОСЕННЯЯ УСТАЛОСТЬ, НРАВИТСЯ ВООБРАЖЕНИЮ ПОЭТА, ОДНА МОГЛА БЫТЬ СПУТНИЦЕЙ ПОЭТА, ОДНОЙ ТЕБЕ МОГ БЫ ПРОПЕТЬ. В рассматриваемом стихотворении характеристики лирического героя и его возлюбленной (а, следовательно, и состав соответствующих парадигм) во многом совпадают. В составе природной парадигмы усиливается символическая функция.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*********