К шестому типу относятся в основном стихотворения 1914 - 1916 гг.: «Край любимый», «В том краю, где желтая крапива», «Устал я жить в родном краю», «Там, где вечно дремлет тайна». Все произведения сочетают в себе элементы проективности и концеп­туальности. Причины, обусловливающие отнесенность этих стихотво­рений к шестому типу, как представляется, различны.

Собственно проективность является причиной вариативного восп­риятия текста на концептуальном уровне лишь в стихотворении «В том краю, где желтая крапива». Элементы концептуального характе­ра в этом произведении (оценочная парадигма) не относятся непос­редственно к антиномии, лежащей в основе его содержания. Неодно­значны состав парадигм и связи между ними, причем вариативность состава парадигм и вариативность концептуального плана — явле­ния взаимосвязанные, поскольку именно отношения сопоставления и противопоставления идей внутренней свободы и отмщения за убийст­во (варьирование темы Расколышкова) по-разному формируются свя­зями между соответствующими парадигмами и внутрипарадигматн ческими отношениями. Текст, как отмечалось выше, дает основания для возникновения в сознании воспринимающих различных связей.

В других стихотворениях рассматриваемой группы вариативность на концептуальном уровне не определяется лишь принадлежностью текста к проективному или преимущественно проективному типу. Так, в стихотворении «Кран любимый» элементы проективности и концеп­туальности уравновешивают друг друга. Вариативность обусловлена сложным противопоставлением идей всеприемлемости и кончины в последней строфе, которое определяет концептуальную установку те­кста в целом. Идея всеприемлемости подкреплена религиозной пара­дигмой, которая в сознании воспринимающих связывается с идеей жертвенности как мотивировкой мысли о кончине. Поскольку гипер­парадигма носит концептуальный характер, состав частных парадигм и связи между ними в конечном счете обусловлены осмыслением об­щей идеи произведения, с другой стороны, состав парадигм и связи между ними обусловливают идею. В стихотворении «Край любимый» отсутствие однозначно регулируемых текстом связей между единица­ми структуры определяет отмеченную вариативность. Наличие про­ективных компонентов в нем не соотносится прямо с выраженной в конце сентенцией, не подкрепляет ее однозначно, выступает как яв­ление в известной степени внешнее по отношению к ней.

Такими же внешними проективные элементы являются в стихотво­рении «Устал я жить в родном краю», где концептуальный план но­сит имплицитный характер, выступая в форме подтекста. Отношение к миру приюта, к миру отчего дома неоднозначно, как неоднозначно соотношение парадигм РОДНОЙ КРАЙ - ПРИРОДА, оппозитив-ные отношения между которыми определяют особенности связи ме­жду антиномиями ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ и ПУТЬ - ПРИЮТ. Здесь, как и в стихотворении «Там, где вечно дремлет тайна», природа ли­шена черт проективности и нейтральна в оценочном плане (за исклю­чением отдельных символов - ВЕРБЫ, МЕСЯЦ). Если в произведе­нии «Устал я жить в родном краю» вариативность на концептуальном уровне связана с оценкой лирическим героем отчего дома, противоре­чивым отношением к нему, то в стихотворении «Там, где вечно дре­млет тайна» вариативно отношение лирического героя к переходу в иной мир. Оно может быть оценено воспринимающими как начало нового бытия. Здесь также антиномия ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ пересе­кается с антиномией ПУТЬ - ПРИЮТ. Вариативность восприятия имеет место на имплицитном уровне. Связи на эксплицитно вы­раженном концептуальном уровне формируют лишь идею законо­мерности перехода в неземной мир, мотивация же этого перехода, важная для осмысления текста, остается на уровне подтекста.

Таким образом, причиной вариативности концептуальной стороны произведений шестого функционального типа оказываются, во-пер­вых, явное преобладание проективных элементов, во-вторых, проти­воречие между проективным и концептуальным планами произведе­ния, что приводит читателя к поискам имплицитного концептуального уровня — подтекста, в-третьих, вариативность связей частных пара­дигм внутри гиперпарадигмы, обусловленная концептуальным харак­тером интегрального признака гиперпарадигмы и отсутствием других средств пересечения, однозначно соотносящих друг с другом парадиг­мы.

Наконец, в стихотворении «Сторона ль ты моя, сторона» вариати­вными являются и образный строй, и концептуальный план. Произ­ведение относится к восьмому типу с большой глубиной текста. При­родная парадигма полностью лишена проективности. Здесь, как и в рассматривавшихся выше произведениях, проективный и концептуа­льный планы прямо не соотносятся друг с другом, порождая под­текст. Вариативность восприятия на образном уровне связана в зна­чительной степени со спецификой средств пересечения парадигм (ме­тафоры с большой глубиной метафоризации). Оценочная парадигма, совмещенная с парадигмами ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ и ОКРУЖАЮ­ЩИЙ МИР, представлена лексемами с предельными оценочными ха­рактеристиками, создающими эмоциональную атмосферу надрыва. Парадигма СМЕРТЬ, также являющаяся средством пересечения дру­гих парадигм, эксплицитное разрешение антиномии в пользу смерти заставляет читателя искать мотивировку концепции, выходя за пре­делы произведения. С этим связаны варианты интерпретации текста.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*******

*********