К  роду  упырей  принадлежит  и  кикимора  –   мифологический  персонаж, характерный преимущественно для восточнославянской  мифологии.  Этимология  слова  «кикимора»  связана  с  «кика»  и  «морой».  «Кика»  –   птичий  гомон  («киканье»),  что  указывает  на  неугомонный  характер  этого  персонажа,  а  «мора»  («мара»)  –  древнее  божество  «темного»  мира,  принципиально  враждебное  человеку.  Согласно  другому  толкованию  «кики»,  балто- славянский корень «кик» означает «горбатость», «скрюченность»,  что  также  связано  с  персонифицированным  обликом  этого  представителя «низшей мифологии».

Типологическая  характеристика  кикиморы  стерта  и  обезличена.  В  языческих  верованиях  она  представлялась  маленькой  женщиной-невидимкой  с  распущенными  волосами  либо одетой в лохмотья скрюченной старушкой весьма вздорного  и сварливого характера. В редких случаях кикимору представляли  девушкой с «длинной косой», нагой или одетой в белую, черную  либо  красную  рубаху.  Меморатные  свидетельства  дают  и  минимизированный облик этого персонажа: голова с наперсток, а  туловище тонкое, как соломинка (Брокгауз-Эфрон).

Типологическим  признаком  кикиморы  является  ее  хромоногость  –  знак  причастности  к  хтоническому,  инфернальному  миру.  В  отдельных  ареалах  ее  считали  женой  домового  и  даже  неким  существом  среднего  рода.  Функции  кикиморы также неопределенны. В ее ведении находится жилище  человека,  и  в  этом  смысле  она  дублирует  некоторые  функции  домового,  являясь  его  женской  ипостасью.  Топографическим  местом обитания кикиморы в доме является запечье, его западный  угол,  где  традиционно  находится  вся  нечисть.  Днем  кикимора  спокойна, а ночью начинает проказничать: путает пряжу, треплет  и  сжигает  куделю,  бьет  горшки,  мучает  скотину,  хищнически  стрижет овец. Если она невзлюбит  хозяина дома, то обязательно  выживет его. Совершая ночные злодеяния, кикимора непрестанно  подпрыгивает,  шумит,  что-то  бормочет.  Правда,  в  некоторых  регионах  кикимора  лишена  инфернальности  и  ее  считают  покровительницей  домашнего  очага,  она  может  помочь  прясть  пряжу,  что  символически  придает  ей  визионарные  функции  (прядение нити  как  нити  жизни). Но  это,  скорее, исключение  из  общих  представлений.  Враждебность  кикиморы  не  позволяет  вступить  с  ней  в  договорные  отношения,  поэтому  существовали  заградительные средства и обереги, предохраняющие человека от  её происков:

а)  святой  водой  кропили  углы  жилища  и  особенно  его  западный локус – запечье; 

б) на полатях держали куделю верблюжьей шерсти; 

в) крестили на ночь прялку, веретена, пряжу;  

г) хранили в доме медвежью лапу либо шкуру. 

Со  временем  из  весьма  влиятельного  божества,  представляющего  «темные»  силы,  кикимора  превратилась  в  мелкого  проказника,  сделавшись  объектом  насмешек.  А  ее  имя  стало нарицательным, означающим растрепанного, плохо одетого человека, наушника и переносчика сплетен. 

Инвариантом  кикиморы  являются  злыдни,  которые  также  принадлежат  к  миру  «нечистых».  Персонифицированный  облик  злыдней весьма неопределенный. В мифологическом сознании они  представлялись  маленькими  существами  без  каких-либо  отличительных признаков и были крайне  враждебны человеку. В  доме  злыдни  обычно  селились  за  печкой.  Подобно  кикиморам,  время  их  злодеяний  –  ночь, когда  они  приносят  дому  и хозяину  беды и  несчастья.

 

Автор: П.Ф. Маркинн

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

*****

*******

*********