Казалось бы, выборы представляют собой однозначно положительный во всех отношениях институт демократии, ведь избиратели, будучи разумными существами и, безусловно, желающими для себя исключительно только блага, в состоянии выбрать таких людей, которые, войдя во властные структуры, будут наилучшим образом, наиболее справедливо и рационально руководить государственно-организованным социумом. Однако так происходит, к сожалению, в довольно редких случаях [Керимов, Д.А. Современное государство: вопросы теории [Текст] / Д.А. Керимов. - М.: Норма, 2008. С. 30.]. Причиной тому – наличие определенных ключевых недостатков. Рассмотрим их подробнее.

Во-первых, так называемый демократический выбор заведомо предоставляет преимущество менее достойному кандидату. Это может показаться бредом, однако на практике все обстоит именно таким образом. Так, если взять двух претендентов на властную должность, один из которых будет честным и благородным человеком, а второй – законченным мерзавцем, обладающих примерно равными интеллектуальными, психологическими и финансовыми возможностями и находящимися в примерно равных условиях, то на выборах почти наверняка победит мерзавец, поскольку в борьбе за власть он будет совершенно спокойно использовать «грязные» приемы: клеветать, лгать, обещать невозможное, т.е. делать  все то, что порядочный человек себе никогда не позволит. Таким образом, шансы подлецов всегда выше, и в результате этой фильтрации происходит закономерное насыщение властных структур негодяями [Фатенков, А.Н.  Кто должен править: люди или законы, массы или личность? Апология экзистенциальной автократии [Текст] / А.Н. Фатенков // Полис. - 2005. - №2. С. 168]. 

Во-вторых, даже при самом благоприятном исходе выборов, т.е. в случае победы по-настоящему достойного кандидата, все равно остается немало проблем. Так, попав во властные структуры, нередко такой достойный человек оказывается в довольно двусмысленном положении. С одной стороны, ему нужно исполнять обещания, данные своим избирателям, а с другой – делать все возможное для соблюдения интересов государства и власти, частью которых он теперь является, а эти интересы зачастую не совпадают. И тогда ему приходится выбирать одно из двух: либо предавать своих избирателей, либо создавать проблемы государству.

В-третьих, так называемые «независимые» СМИ, которые формируют общественное мнение, как правило, находятся в руках или под влиянием тех, кто обеспечивает их функционирование посредством финансирования. Такое положение открывает прямую дорогу во власть для олигархии. 

В-четвертых, в подавляющем большинстве случаев победа на выборах напрямую связана с количеством денег, которые затрачены на предвыборную кампанию, что полностью лишает малоимущих претендентов хоть каких-либо шансов быть избранными, а значит в реальности право быть избранным на подавляющее большинство населения страны по сути не распространяется, поскольку хотя он и декларировано, но совершенно не подкреплено никакими механизмами. 

В-пятых, практически всегда участие в выборах принимают далеко не все, кто имеет право голоса, поэтому в большинстве случаев легитимность выборов признается в случае половинной явки избирателей (50% + 1 голос), а для второго тура часто достаточно и меньшей доли избирателей. Таким образом, в подавляющем большинстве случаев победитель получает поддержку лишь меньшинства населения. Такое положение вещей нередко отдает судьбу всей страны в руки тех, кто принадлежит к хорошо организованному и активному меньшинству. Нередко в стране образуется особый класс, совершенно оторванный от интересов народа, населяющего страну, совершенно не знакомый с производительным трудом, не имеющий никакого желания служить своей стране, а лишь только занимающийся политиканство и борьбой за власть. Естественно, что говорить о том, что представители этого класса будут работать на благо народа и своей страны, было бы просто смешно, а вот то, что они имеют огромные шансы быть избранными и войти во власть – к сожалению, данность.

В-шестых, легитимность таких важнейших демократических процедур, как референдум и выборы, может быть легко поставлена под сомнение. Дело в том, что выборы или референдум проводятся в какой-то конкретный период истории, и на тот момент они могут отражать мнение большинства, однако по истечению довольно непродолжительного времени в динамично меняющейся действительности это мнение может за довольно короткий срок претерпеть весьма существенную трансформацию. Недаром многие представители выборной власти, как в России, так и за рубежом, нередко пользуются таким инструментом, как досрочная отставка с возможностью последующих новых выборов. Делается это в определенный момент времени, когда рейтинг данного политика или управленца наиболее высок, что почти гарантирует ему избрание на следующий срок. Конечно, не всегда этот прием оправдывает себя (например, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй получила на таких недавних досрочных выборах гораздо меньше голосов избирателей, чем рассчитывала), но в большинстве случаев он существенно увеличивает шансы «отставников» на продолжение своей властной карьеры на временно оставленном посту. И получается, что народное мнение весьма и весьма ситуативно, и его можно ставить под сомнение, а иногда и вообще игнорировать в свете резко изменившейся ситуации, как это было, например, с результатами референдума о сохранении СССР.

В-седьмых, систематическое лоббирование корпоративных интересов различных финансово-промышленных групп в ходе выборного процесса попросту превращает государственную власть аналог рынка общественных услуг, до невиданных размеров раздувая политический цинизм. 

В-восьмых, любой демократический политический режим гарантирует юридическое равенство прав и обязанностей граждан лишь номинально, в то время как их реальные возможности изначально зависят от множества факторов, включая уровень благосостояния семьи, где они родились, её социального статуса и т.д., что порождает фактическое неравенство даже первоначальных возможностей людей, а в дальнейшем это неравенство только усиливается.

И, наконец, сама суть выборной системы глубоко антидемократична по своей природе, поскольку избранным становятся отнюдь не типичные представители населения, а самые выдающиеся, пусть даже и по уровню цинизма и властных амбиций, индивидуумы. Эта антидемократическая суть выборов была выявлена еще в Древней Греции, а, чтобы хоть как-то исправить положение был придуман институт остракизма. Суть института остракизма, введенного реформатором Древних Афин Клисфеном, заключалась в том, что ежегодно в Афинах определяли гражданина, который на 10 лет изгонялся из города без конфискации имущества. И, что характерно, всегда изгоняли наиболее умного и самого любимого народом человека, чтобы исключить для него возможность стать тираном или царем. Таким образом, уже представители античной демократии хорошо понимали, что выборы – далеко не демократический институт и нуждается в серьезном регулировании, которое, впрочем, убивает саму идею данного института.

Конечно, можно сказать, что выборы, несмотря на их существенные недостатки, всё-таки самая совершенная форма народовластия, однако в любом случае она нуждается в серьезных улучшениях, в качестве которых можно предложить несколько шагов.

Одним из таких шагов может стать установление права выдвигать своих кандидатов не только политическими партиями, но и трудовыми коллективами. Особенно это касается местных и региональных выборов. При этом таким «выдвиженцем» не может стать представитель руководства данного предприятия или организации.  Таким образом, в городах, селах и других муниципальных образованиях необходимо создать систему, в которой население посредством прямого, равного, всеобщего, тайного и свободного голосования формировало бы представительные органы власти, занимающихся решением подведомственных им вопросов.

Вторым шагом по совершенствованию системы выборов может стать наделение депутатов и представителей власти всех уровней так называемым императивным мандатом, т.е. в случае невыполнения ими взятых на себя обязательств и возложенных на них обязанностей, они отзываются своими избирателями со своих постов.

В качестве третьей рекомендации можно назвать возможность досрочного роспуска представительных органов власти нижестоящего уровня органами вышестоящего уровня в случае неоднократного принятия ими нормативно-правовых актов, противоречащих законодательству страны.

Также неплохим вариантом для совершенствования системы представительной власти могло бы стать введение в верхнюю палату парламента посредством прямых выборов наиболее достойных представителей определенных профессиональных категорий населения (наиболее социально значимых): ученых, педагогов, врачей и т.д.

Таким образом, существует немало довольно существенных недостатков, присущих институту выборов, которые нуждаются в исправлении. Конечно, рассмотренные в данной статье предложения не исчерпывают всего спектра возможностей совершенствования современных демократических выборных систем, которые в этом совершенствовании, несомненно, нуждаются. Представляется, что необходимо более тщательное и всестороннее исследование этих возможностей.

 

Автор: Дмитрий Варапаев

***

Яндекс.Метрика

*****

*********