Практическая  жизненная  необходимость  требовала,  чтобы  человек  селился  на  берегах  рек  и  озер,  ближе  к  воде.  В  мифологическом  сознании древних  славян  вода  являлась  самостоятельной  стихией,  отдельной  субстанцией,  наравне  с  небом,  землей  и  подземным  миром.  Это,  по  словам  С.С.  Аверинцева,  «первоначало,  исходное  состояние  всего  сущего,  эквивалент  первобытного  хаоса».  Олицетворением  воды  как  субстанционального начала у древних славян был «Океан –   море».  В «Голубиной книге» по этому поводу сказано, что «Океан – море  всем морям мати: окинуло море весь белый свет, обошло то море  окол всей Земли». Кроме того, в условиях бездорожья вода (река)  актуализировала и чисто прагматические цели, являясь символом  пути, дороги, служила и в качестве основного источника питьевой  воды.  Владыкой  этого  водного  пространства  почитался  Царь  Морской.  Уже  титул  божества  указывает  на  его  доминирующее  место в пантеоне водных богов. Не случайно в одном из вариантов  былины  о  Садко  Морской  Царь  назван  «Океан-море».  Он  властвует  над  всеми  рыбами,  животными  и  диковинными  созданиями,  населяющими  водную  стихию,  он  берет  пошлину  с кораблей,  плывущих  по  морю,  насылает  штормы,  бури  и  наводнения.  Водная  стихия  была  оппозицией  небу  как  первоисточнику тепла и света, поэтому в космогоническом смысле  Царь  Морской  является  антагонистом  Перуну.  Согласно  мифологической  версии  «Песен  птицы  Гамаюн»,  он  пытался  жениться на Диве - Додоле –   будущей супруге Перуна, но был ею  отвергнут.  Больше  того,  разгневанный  «Бог-Громовержец»  низвергнул своего соперника на дно морское.

До  нас  не  дошло  научно  достоверных  источников,  дающих  представление  об  облике  и  ритуальном  поклонении  этому  славянскому  Посейдону.  Его  образ  сложился  из  отдельных  былинных  фрагментов  о  новгородском  «госте»  Садко,  где  Царь  Морской  изображается  антропоморфным  божеством.  Это  седовласый повелитель морских глубин, обитающий в подводном  хрустальном дворце. Усыпанный жемчугами трон, корона, скипетр  –   атрибуты  его  власти.  Правда,  имеются  сниженные  и  даже  травестированные варианты образа морского  Царя. Так,  в  одном  из  них  он  живет  в  «избе»:  «Изба  большая  –  во  все  дерево»;  и  восседает не на троне, а «лежит на лавке». Очевидно, это поздние  наслоения,  отражающие  процесс  демифологизации  в  народном  сознании.

Свидетельством антропоморфизма является и семейный статус  Царя  Морского:  он  женат, имеет двенадцать  дочерей и  страстно  любит  музыку  (первое,  что  он  требует  от  Садко,  –   поиграть  на  гуслях). Его отношения к человеку весьма непостоянны. Испытав  героя, Царь Морской может выступить в роли его покровителя и  даже дарителя. Но часто это «дары  данайцев»,  по которым нужно  расплачиваться. И тогда морской владыка проявляет свой гневный и  жестокий  нрав,  не  щадящий  ни  героя, ни даже собственную дочь.  Мифологическое  сознание  изображает  его  разъезжающим  по  водным  просторам  в  золотой  колеснице,  запряженной  восьмеркой  могучих коней (античная калька!). По другому варианту он ездит по  морям в большой колеснице – раковине, которую везут морские псы.

Автор: П.Ф. Маркин

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

*****

*******

*********