Еще одним божеством, заслуживающим внимания в пантеоне  древних  славян,  был  Чур  –  страж  границ,  межей,  частной  собственности в целом. Отношение исследователей к Чуру весьма  противоречиво. Его имени нет в мифологических энциклопедиях,  следовательно,  за  ним  не  признается  права  божества.  Другие  считают  его  измышлением  народной  фантазии  позднего  происхождения.  Однако  ряд  авторов  (Г.  Глинка,  Д.О.  Шеппинг,  А.Н.  Афанасьев  и  др.)  признают  его  полноправным  участником  мифологического пантеона. Столь же противоречиво и толкование  имени Чура.  По  одному варианту («Праславянский  словарь» под  ред.  Славского),  «Чур»  возводится  к  индоевропейскому  keur  –   «магическая  черта»,  «очерченный  круг».  М.  Фасмер  также  объясняет «Чур» как «границу», «межу», «рубеж». Действительно,  защита  от  внешней  опасности,  утверждение  «своего»  у  древних  осуществлялось  с  помощью  магии  круга,  черты.  Очерченное  магической чертой пространство – «свое», обжитое, в отличие от  «чужого»,  враждебного.  Характерно,  что  семантика  слова  «усадьба»  в  украинском  и  польском  языках  означает  «место,  которое  обходят  кругом».  А  в  белорусском  языке  «зачураться»  означает «оградить себя от нечистой силы».

Другое  толкование  «Чура»  предлагает  Д.  Зеленин,  рассматривая имя божества как идиому «Боже, упаси». Очевидно,  однако,  что  этот  вариант  несет  на  себе  печать  христианского  влияния.  Некоторые  исследователи  (А.Н.  Афанасьев)  сближают  Чура  с  домовым на  том  основании,  что  оба  они  олицетворяют  принцип  владения,  права  собственности  и  охранительные  функции. Б.А. Рыбаков прямо  говорит об этом:  «Чур или Щур  –  предок,  дед  («пращур»),  т.е.  тот  же  домовой».  Очевидно,  основания  для подобного сближения  имеются.  При этом  следует  учитывать,  что  Чур  –  это  прежде  всего  внешнее  пространство усадьбы, а домовой – символ внутреннего, «избяного».

Думается,  Чура  следует  понимать  в  его  связи  с  «чертой»,  «межой», как  символа  оппозиции «свое  –  чужое», «безопасное  –  опасное»,  «замкнутое  –  разомкнутое».  С  одной  стороны,  Чур  –  призыв  о  помощи  к  силам  покровителя,  с  другой  –  заклятие  от  враждебных сил. Являясь божеством «своего» жизнепространства,  Чур нетерпим  к  конкурентам,  он изгоняет  всех нечистых  духов.  Вот почему при появлении нечисти достаточно упомянуть его имя,  чтобы она тотчас исчезла. 

Человек  родового  коллектива  был  убежден  в  неприкосновенности  и  непоколебимости  земных  межей,  будь  то  границы рода или личного надела. Поэтому всякое посягательство  изменить  рубеж,  переступить  черту  рассматривалось  как  святотатство.  У  западных  славян  было  распространено  поверье,  что  человек,  нарушивший  межевую  черту,  переставивший  пограничные камни или столбы, после смерти осуждается таскать  огромные валуны (славянский Сизиф!), а душа его, неприкаянная,  бродит  по  земле.  Очевидно,  Чур  не  имел  своего  идола  и  капища. Ритуальное служение сводилось к тому, что хозяин и его  домочадцы  обходили  границы  своего  владения,  ведя  за  собой  жертвенных  животных.  При  этом  пелись  ритуальные  песни  и  приносились  дары,  оставляемые  на  меже  с  соседом.  Таким  образом, Чур у  древних  являлся  божеством,  освящающим  право  собственности,  неприкосновенности  границ.  В  этом  смысле  следует понимать реликты, сохранившиеся  в современном языке:  «Чур,  мое!»,  «Чур,  наше  место  свято»,  «Через  Чур  и  конь  не  ступит» и др. 

Автор: П.Ф. Маркин

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*********