В зрелом творчестве С. Есенина ассоциативно-оценочная функция становится превалирующей: ВОЛОСЫ ЦВЕТОМ В ОСЕНЬ («Заметался пожар голубой»); ЭТО ЗОЛОТО ОСЕННЕЕ, ЭТА ПРЯДЬ ВОЛОС БЕЛЕСЫХ («Дорогая, сядем рядом») - а пейзажная исчезает. В этих стихотворениях нет лексем, которые, относясь к природ­ ной парадигме, подкрепляли бы пейзажную функцию слова ОСЕНЬ.  Аналогичны функции этого слова в стихотворениях «Ты такая ж простая, как все», «Пускай ты выпита другим» и др.

В стихотворениях 1925 г. слово ОСЕНЬ вновь приобретает пейзажную функцию. Связываясь в сознании лирического героя с родным домом, приютом, оно в то же время не утрачивает символической функции. Последняя несколько сглаживается пейзажной функцией, становится более приглушенной: 

Я снова чью-то песню слышу 

Про отчнй край и отчий дом. 

И золотеющая осень, 

В березах убавляя сок, 

За всех, кого любил и бросил, 

Листвою плачет на песок («Гори, звезда моя, не падай») 

Ты мне пой. Ведь моя отрада –

Что вовек я любил не один 

И калитку осеннего сада, 

И опавшие листья с рябин («Ты запой мне ту пеню, что прежде»).

В стихотворении «В этом мире я только прохожий» ОСЕННИЙ ассоциируется с ПРОХЛАДНЫЙ (В ПЕРВЫЙ РАЗ ОТ ПРОХЛАДЫ СОГРЕТ), и одновременно здесь проявляются символическая функция (...НАДЕЮСЬ НА ЛЮБОВЬ, КОТОРОЙ УЖ НЕТ), связанная с мотивом увядания лирического героя, и пейзажная функция, подкрепленная парадигмой НАША РАВНИННОСТЬ - БЕЛЬ ПЕСКА - РОДИНА.

Таким образом, ассоциации, связанные со словом ОСЕНЬ, в процессе развития творчества поэта изменяются. Важно отметить, что в ранних произведениях, где символическая функция еще не проявляется, закладывается «внутренняя форма» будущей образности: с ОСЕНЬЮ, например, в стихотворении «Хорошо под осеннюю свежесть» ассоциируется СКУПОСТЬ ЧУВСТВ:

Хорошо под осеннюю свежесть 

Душу-яблоню ветром стряхать 

 

Только в скупости чувства греются, 

Когда ребра ломает течь.

Аналогично можно проследить развитие ассоциативно-образного круга слов КОНИ (ТРОЙКА), МЕТЕЛЬ, ДОРОГА и др. Все они, как и слово ОСЕНЬ, лишены абсолютной символичности. У С. Есенина слов-символов, ассоциативный круг которых не претерпевал бы изменений, очень мало, причем, как правило, это слова нечастотные. Например, стабильные ассоциации вызывает в есенинской лирике слово КОНОПЛЯНИК: О ВСЕХ УШЕДШИХ ГРЕЗИТ КОНОПЛЯНИК С ШИРОКИМ МЕСЯЦЕМ НАД ГОЛУБЫМ ПРУДОМ («Отговорила роща золотая»); НЕ ВЕРНУСЬ Я В ОТЧИЙ ДОМ, ВЕЧНО СТРАНСТВУЮЩИЙ СТРАННИК.ОБ УШЕДШЕМ НАД ПРУДОМ ПУСТЬ ТОСКУЕТ КОНОПЛЯНИК... В СИНИЙ ВЕЧЕР НАД ПРУДОМ ПРОСЛЕЗИТСЯ КОНОПЛЯНИК («Не вернусь я в отчий дом»). КОНОПЛЯНИК, который убирают поздней осенью или не убирают вообще, становится символом тоски, одиночества, ненужности. Слова же частотные практически не употребляются в символической функции. Она или совмещена с другими функциями, или претерпевает значительное содержательное варьирование.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Предыдущая статья здесь. Продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Google Analytics