Лексика лирики С. Есенина настолько многообразна, что ее рассмотрение в указанном выше аспекте предусматривает расчлене­ние всего корпуса лексем на более частные разряды. Такое расчле­нение предлагается проводить не на языковой, а на образно-поня­тийной основе, поскольку лексические микросистемы рассматривают­ся в связи с выполняемыми в тексте функциями.

В любом идиостиле можно выделить доминантные черты разной степени обобщенности (Золян 1986). Наиболее общей доминант­ной чертой есенинского ндиостиля является контрастность, «двое- мирность», отмечаемая многими исследователями (Марченко 1972; Новикова 1975; Михайлов 1986 и др.).

Раздвоенность художествен­ного мира С. Есенина - проявление его метода анализа действите­льности как взаимодействия противоположных начал, метода, исто­рически обусловленного и требующего специального отбора языковых средств для своего воплощения. Противоположные взаимосвязанные начала, составляющие каркас художественного мира С. Есенина, мо­гут быть названы антиномиями, поскольку, как правило, соответст­вующее противоречие не находит разрешения ни в пределах отдель­ных циклов произведений, ни в пределах всего есенинского творче­ства. Такие антиномии выделяются на образно-понятийном уровне содержательной структуры текста, являются ведущими в той или иной группе произведений и могут быть положены в основу расчле­нения соответствующего корпуса лексики.

Внутри каждой антиномии лексические парадигмы организованы в гиперпарадигмы, исследование которых позволяет сделать выво­ды об особенностях системной организации лексики в лирике поэта.

Ранняя есенинская лирика 1910 - 1914 гг. практически ли­шена антиномий, однако в ней формируются мотивы, которые впос­ледствии составят одну из противоположных сторон антиномии. На­пример, в стихотворении «Подражание песне» присутствуют мотивы любви и смерти, в стихотворении «Дымом половодье» и «Сыплет черемуха снегом» - религиозные мотивы, в стихотворении «Выт­кался на озере» - любовный мотив, в стихотворении «Калики» - мотив пути и т. д.

Приблизительно с 1914 г. начинается разработка глобальной для творчества С. Есенина антиномии ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ, которая имеет два аспекта: ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ ЛИРИЧЕСКОГО ГЕРОЯ стихотворения и ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ ДРУГИХ ГЕРОЕВ стихотво­рения. Для есенинской поэзии 1914 г. характерен второй аспект, представленный, в частности, в стихотворении «Зашумели над зато­ном тростники» (ранее эта антиномия была намечена в стихотворе­ниях «Подражание песне», «Хороша была Танюша» и др.).

В стихотворении того же 1914 г. «Троицыно утро, утренний ка­нон» в центре внимания С. Есенина другая центральная антино­мия, которая в различных модификациях также пройдет через все есенинское творчество, — ПРОШЛОЕ - НАСТОЯЩЕЕ. В назван­ном стихотворении эта антиномия рассматривается в аспекте МО­ЛОДОСТЬ - УВЯДАНИЕ.

В произведениях 1915 г. намечается такая антиномия, как ПУТЬ - ПРИЮТ («Устал я жить в родном краю»), пересекающаяся с ан­тиномией ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ ЛИРИЧЕСКОГО ГЕРОЯ.

В 1916 г. в лирике С. Есенина появляется антиномия РЕЛИГИЯ (САМООТРЕЧЕНИЕ) - МИРСКОЙ РАЗГУЛ СТРАСТЕЙ («Опять раскинулся узорно»), разрабатывается антиномия ПУТЬ - ПРИЮТ («Голубень», «Запели тесаные дроги»), модифицируется антиномия ПРОШЛОЕ - НАСТОЯЩЕЕ («Я снова здесь, в семье родной». «О красном вечере задумалась дорога», «Не бродить, не мять в кус­тах багряных»).

Для лирики первых послереволюционных лет характерна антино­мия ЗЕМНОЕ - ПОТУСТОРОННЕЕ («Разбуди меня завтра рано», «Серебристая дорога», «Хорошо под осеннюю свежесть», «Душа грустит о небесах»).

В стихотворениях 1920 - 1925 гг. всесторонне разрабатываются различные аспекты антиномий ЖИЗНЬ - СМЕРТЬ ЛИРИЧЕСКОГО ГЕРОЯ («Я последний поэт деревни», «Пой же, пой. На проклятой гитаре», «Вечер черные брови насопил», «Мы теперь уходим понем­ногу», «До свиданья, друг мой, до свиданья»), МОЛОДОСТЬ - УВЯДАНИЕ («По-осеннему кычет сова», «Не жалею, не зову, не плачу», «Пускай ты выпита другим», «Этой грусти теперь не рас­сыпать», «Синий май. Заревая теплынь»), ПРОШЛОЕ - НАСТОЯ­ЩЕЕ («Хулиган», «Мир таинственный, мир мой древний», «Все жи­вое особой метой», «Заметался пожар голубой», «Сукин сын», «Ах, как много на свете кошек»), ПУТЬ - ПРИЮТ («Эта улица мне знакома», «Не вернусь я в отчий дом», «В этом мире я только прохожий»).

Кроме сквозных антиномий, проходящих через все творчество по­эта или через его отдельные значительные этапы, есенинским стихам присущи и частные антиномии, которые в некоторых случаях явля­ются отдельными аспектами сквозных, в других случаях носят само­стоятельный характер. Примером частных антиномий первого типа может служить антиномия ЛЮБОВЬ - РОК или антиномия ИСК­РЕННОСТЬ - НАИГРЫШ («Не гляди на меня с упреком», «Мо­жет. поздно, может, слишком рано», «Ты такая ж простая, как все». «Пускай ты выпита другим»), являющиеся частными по отно­шению к общей антиномии МОЛОДОСТЬ - УВЯДАНИЕ. К самостоятельным частным антиномиям следует отнести антиномии ИДЕАЛ -  РЕАЛЬНОСТЬ («Вижу сон. Дорога черная», «Жизнь – обман с чарующей тоскою»), ИСТИННОЕ - НАНОСНОЕ («Пушкину») и др.

 

Автор: И.И. Степанченко

 

Продолжение здесь.

Яндекс. Метрика

Яндекс.Метрика

Google Analytics

Рамблер / Топ-100