Женские образы в творчестве Гончарова — тема действительно огромная и увлекательная. Еще Белинский отмечал необыкновенное мастерство Гончарова «рисовать женские характеры»'. Именно женские образы его романов вызывают огромный читательский интерес. Бесспорно, что образы Ольги и Веры были большой удачей в гончаровском творчестве. Несмотря на то, что обрисованы иногда не слишком полно, но, тем не менее, весьма удачны и Лизавета Александровна Адуева, и Наденька, и мать Александра Адуева в «Обыкновенной истории», и Агафья Матвеевна Пшеницына в «Обломове»; Марфенька, Татьяна Марковна Бережкова, Софья Беловодова, «бедная» Наташа, дворовая Марина и ряд других женских образов в «Обрыве».

Каждый из гончаровских женских образов представляет собой законченный и своеобразный психологический тип. В «Обыкновенной истории» в галерею разнообразных женских характеров уже добавляются такие (хотя и второстепенные) персонажи: грубая, и злая, но по-своему способная к нежным чувствам Аграфена; наивно-сентиментальная провинциалка Софья; величаво-покойная, но внутренне страстная Лиза. Гончаров продолжает дополнять эту галерею и в романах «Обломов» и «Обрыв».

В.П. Острогорский рассмотрел женские характеры Гончарова в типологическом аспекте, в результате чего им были выделены: «великосветские маменьки», «захолустные помещицы», «воспитанницы великосветских маменек», «натуры исковерканные» и «новые женщины».

Типологический ряд гончаровскнх (в том числе женских) персонажей у В.И. Мельника выглядит следующим образом:

- Александр Адуев — Обломов — Райский;

- Петр Адуев - Штольц — Тушин;

- Наденька Любецкая — Ольга Ильинская — Вера;

- Агафья Матвеевна — Марфенька.

Как у персонажей-мужчин, так и у гончаровских женских образов сильно подчеркнуты «общеродовые человеческие свойства». Мы предполагаем, что при рассмотрении типических черт женского характера, линия женских образов «Наденька Любецкая - Ольга Ильинская - Вера» в романах Гончарова представляет собой представительницы (или потенциальные представительницы) типа неудовлетворенной любовницы-просветительницы. А в линии «Агафья Матвеевна - Марфенька» обе женщины предстают идеальными образами жены-матери. Если мы поставим характеры Лизаветы Александровны, Ольги Ильинской и Веры в один ряд, то они представляют собой норму «человечности» и эволюцию этой нормы в представлении Гончарова.

Типологическое сходство мы находим и между другими женскими образами. Например, мать Наденьки Любецкой, тетка Ольги Ильинской, бабушка Татьяна Марковна представлены в гончаровской трилогии как типы «опекающего материнского ока». Дополнительным примером, нам кажется, могут служить Наденька Любецкая и Полина Крицкая как представительницы типа суетной столичной жительницы.

«Каждый женский образ в романах Гончарова художественно значителен, отмечен печатью своего времени». Такова уже провинциальная помещица «старого века» — Анна Павловна (мать Александра Адуева) с ее самоотверженным, но наивным чадолюбием, с заботами о материально-телесном благополучии сына и страхом перед «чужой стороной». Именно материнская забота о благе сына составляет суть характера Анны Павловны. Именно материнские чувства определяют содержание ее жизни, придавая ей смысл и полноту: «Мне самой ничего не надо. Отними Бог у меня все: здоровье, жизнь, пошли слепоту — тебе лишь подай всякую радость, всякое счастье и добро» (Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 8 т. / И. А. Гончаров; Под общ. ред. С. И. Машинского, В. А. Недзвецкого, К. И. Тюнькина; Вступ. ст. К. И. Тюнькина. — М.: Художественная литература, 1977 — 1980, Т. I, с. 68). В «цемудреной» природе этой женщины отразились стародавние понятия о назначении «слабого пола» в семье и обществе. В романной «трилогии» Гончарова Анна Павловна — предшественница идиллических родителей Обломова, а также в известной мере и Татьяны Марковны — бабушки из «Обрыва».

Образы Аграфены в «Обыкновенной истории», Анисьи в «Обломове», Марины в «Обрыве» также несут «отпечаток» своего времени. Отличаясь друг от друга темпераментом, обстановкой жизни все они — верные, работоспособные дворовые прислуги.

Гончарову по праву принадлежит большая роль в создании галереи прекрасных женских образов, отразивших пробуждение и рост общественного сознания русской женщины в связи с развитием освободительных и патриотических идей в жизни России. «Женщины его — живые, верные действительности создания», — писал Белинский о Гончарове. Здесь особенно подчеркиваем два незаурядных, свободных от всех авторитетов женских характера Гончарова — Ольгу Ильинскую и Веру. Именно они представлены в «трилогии» как героини «нового времени», в которых «можно видеть намек на новую русскую жизнь», — как пишет Добролюбов об Ольге.

Итак, мы считаем, что типология женских персонажей (и центральных, и второстепенных) может быть конкретизирована и построена с учетом разных точек зрения. Вследствие этого персонажи одновременно могут находиться в разных типологических рядах, и соответственно тому или иному аспекту рассматриваться по-разному.

Автор: Сунь Личжэнь

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

***

Яндекс.Метрика

*****

*********