Кабуки - самая яркая страница в истории театральной Японии. Этот оригинальный глубоко народный жанр, достигший высокого уровня развития, - ценный вклад японского народа в сокровищницу мирового искусства.

Кабуки - вид драмы, которая производит на зрителя боль­шое впечатление мелодикой речи, согласующейся с аккомпане­ментом сямисэна, чрезвычайно красочной постановкой и костю­мами, подчеркнутым действием актеров, движения которых ос­нованы на традиционной танцевальной технике. Очень привле­кает в кабуки и реалистичность исполнения отдельных сцен, особенно в бытовых пьесах сэвамоно.

Чтобы стало ясно, как сложились отдельные художествен­ные традиции кабуки, ставшие его отличительными чертами, следует обратиться к истории и остановиться на отдельных мо­ментах в развитии театра, которым в тексте предлагаемой вни­манию читателя книги не уделено достаточного внимания. Они представляются нам важными, так как подчеркивают бунтар­ский народный характер этого театра. А ведь именно народность и составляет основу его жизнеспособности.

Театр кабуки возник в XVII веке. В отличие от театра ноо он был искусством, созданным народом для народа. Он был полон красок и движения, правдиво воссоздавал картину жизни средневекового города. Тикамацу Мондзаэмон, Такэда Идзумо и другие крупные драматурги писали пьесы, реалистически рисую­щие жизнь феодальной знати и простых людей. Однако, по­скольку социальный базис для общего духовного развития на­рода был слаб, реализм не мог получить полного развития, остался фрагментарным описанием обычаев, а потому не смог стать решающей силой в формировании стиля кабуки в целом.

Слово «кабуки» в XVI веке означало всякую экстравагант­ность в манерах, одежде, поведении. Этим же словом называли бродячих актеров, к представлениям которых восходит искус­ство кабуки. Иероглифическое написание этого слова появилось позднее. Пишется оно тремя иероглифами: «ка» - песня, «бу» - японский национальный танец, «ки» - мастерство. Эти иерогли­фы были выбраны, вероятно, потому что кроме фонетического звучания передают в какой-то мере и основное содержание это­го вида искусства.

Представление театра Кабуки

Интересно отметить, что с самого своего основания театр стал в оппозицию по отношению к феодальному правительству Японии того времени. Правительство, напуганное популярностью кабуки и его влиянием, начало предпринимать шаги для установ­ления контроля над этим театром. Рядом ограничивающих за­конов правительство наносило ему удар за ударом. Театр кабуки отражал эти удары с помощью хитроумных уверток. И эта дуэль, продолжавшаяся все двести пятьдесят лет периода Токугава, оказала существенное влияние на развитие драматиче­ской формы кабуки.

Ограничительные мероприятия правитель­ства, мешая нормальному развитию театра, толкнули его на не­сколько необычный путь, что привело к возникновению неко­торых особенностей жанра, ставших затем традиционными.

Группы раннего кабуки состояли исключительно из женщин (онна-кабуки), использовавших представления как рекламу для своей второй профессии - проституции. Эти представления имели громадный успех у горожан и еще больший - у военно­го сословия. Там, где собирались пьяные, жаждущие удоволь­ствий самураи и ронины, легко возникали недоразумения. В толпе у сцены случайный толчок саблей или ногой был достаточным поводом для ссоры между вспыльчивыми воинами. Выкрики по адресу любимой актрисы тоже часто вызывали ссоры. Бои на саблях возникали из-за соперничества и ревности. Кроме того, среди покровителей раннего кабуки было немалосомнительных личностей, игроков и сводников. Одним словом, у правительства было достаточно оснований рассматривать круг лиц, связанных с кабуки, как нежелательный элемент общества. Поэтому начиная с 1629 года правительство приняло ряд мер сначала для ограничения, а затем для запрещения онна-кабуки и устранения всех женщин со сцены.

Но еще до полного изгнания женщин со сцены стали появ­ляться труппы кабуки, состоящие только из мальчиков и юно­шей - вакасю-кабуки, которые внесли, пожалуй, еще больший беспорядок в общество. Сыновья и внуки военных героев потеряли интерес к военному искусству и к военной истории и не так хорошо знали имена феодальных властителей, как имена молодых актеров. Пристрастие военных и горожан к юным актерам кабуки так встревожило власти, что в 1652 году вакасю-кабуки был запрещен, и более десяти театров закрыли. В следующем году разрешили открыть театры, при условии, что труппы будут состоять исключительно из взрослых мужчин.

Так появился театр яро-кабуки, или просто кабуки, где все роли, включая роли юных красоток, исполняли взрослые муж­чины, и на сцене прочно утвердились оннагата - актеры, играю­щие женские роли, - одна из характернейших особенностей этого театра. И если прежде придавали гораздо больше значения физическим данным актеров, чем их актерским способностям, то постепенно исполнительское искусство стало одерживать верх. Изгнание со сцены женщин ускорило развитие грима и костюмов.

Однако правительство не успокаивалось. Недовольное успе­хом оннагата, оно стремилось лишить их привлекательности. Для этого актерам оннагата было приказано сбрить волосы на лбу и причесываться не по-женски, а по-мужски. Для контроля над выполнением этого распоряжения актеры периодически должны были представать перед правительственной инспекцией, которая могла потребовать, чтобы актер брился более тщательно или чтобы выбривал более широкую полосу. Общество того времени придавало прическе очень большое значение, и этот запрет про­извел на него убийственное впечатление. По отзывам критиков, актеры приобрели жалкий вид - выглядели, словно кошки с обрезанными ушами.

На этот выпад со стороны правительства театр ответил но­выми увертками. Чтобы скрыть бритые лбы, оннагата стали на­девать шарфы и маленькие парчовые шапочки. Потом стали при­менять плотно прилегающие шелковые повязки, которые долж­ны были создавать впечатление блестящих женских волос. Через несколько лет матерчатая повязка стала заменяться париком из волос, что было еще одним шагом вперед, так как до этого в кабуки применялись только грубые парики для ролей демонов и седые парики для ролей стариков и старух, заимствованные в театре ноо.

Маска театра ноо

Невероятно искусные в изображении женщин оннагата ана­лизировали характерные женские привычки, выделяли основные детали и тонко их подчеркивали. Эта традиция так прочно уста­новилась, что попытка вновь ввести актрис в кабуки, которая была сделана после революции Мэйдзи, потерпела неудачу. Актрисы показались публике менее женственными, чем оннагата. Кроме того, женщины выглядели слишком естественными и не могли подчеркнуть сущность женщины, а именно это было ос­новной задачей оннагата. Поэтому теперь, если актриса попа­дает на сцену кабуки (а это иногда случается, особенно в новых постановках), она изображает не женщину, а оннагата, играю­щего женщину.

Правительство Токугава всегда считало театр кабуки источ­ником разлагающего влияния на общество, но на полное запре­щение его не решалось, ибо рассматривало его как зло необхо­димое, призванное отвлекать низшие классы от более серьезных социальных проблем. Поэтому проводились в основном ограни­чительные мероприятия.

Эти мероприятия правительства по отношению к кабуки, как и к другим театрам третьего сословия, проявились прежде всего в социальной и территориальной изоляции актеров. Про­фессия актера была отнесена к разряду презренных. Правитель­ство стремилось сосредоточить театры в одном, по возможности отдаленном, квартале города и запрещало актерам выходить за пределы этого квартала. Актеры не имели права посещать дома вне своего квартала, в частности, поместья крупных феодалов, дома самураев или богатых купцов. Кроме того, чтобы актеры не имели возможности ускользнуть из своего квартала незаме­ченными, им не разрешалось переодеваться в одежду горожан. Социальная изоляция актеров подчеркивалась запрещением лю­бительских представлений.

Правительство строго следило за соблюдением соответству­ющих разграничений между классами. Так, театр ноо был пред­назначен только для развлечения высших классов, а кабуки - только для горожан. Если обнаруживалось, что представление ноо устраивалось для горожан, виновных наказывали. Пресечь же интерес представителей высших классов к театру кабуки было значительно сложнее. Самураи низкого ранга, несмотря на запрет, ходили туда совершенно открыто, если только могли заплатить за вход, так как плата была довольно высокой. Пред­ставители же более высоких рангов ходили в театр тайком; они рисковали подорвать свое положение и подвергнуться наказанию за ослушание. Аресты, тюремные заключения и изгнания не останавливали их. А для того чтобы помочь высоким персонам по возможности сохранить секретность, предприимчивые вла­дельцы театров оборудовали отдельные ложи, скрытые бамбу­ковыми шторами, откуда можно было следить за происходящим на сцене, оставаясь невидимым.

Жены и дочери феодалов и придворные дамы горели же­ланием хотя бы взглянуть на актеров на сцене. Большинство из них не осмеливалось войти в театр. Они останавливали свои па­ланкины перед его входом и приказывали слугам приоткрыть занавески, чтобы можно было что-нибудь увидеть. Этот прием был настолько распространенным, что правительство издало специальный закон, запрещающий его.

Автор: Л.Д. Гришелева

Предыдущая статья здесь, продолжение следует.

***

Яндекс.Метрика

*****

*********